59 минут | Белореченск

Ежедневные новости Белореченска — главные события. Для связи — [email protected]

Дело о бесследно пропавшем человеке

Новость опубликована: 25 сентября 2020

Юрий Гавриилович Иванов — почетный адвокат России, более тридцати лет является членом совета Адвокатской палаты Краснодарского края, возглавляет Октябрьский филиал Адвокатской палаты Краснодарского края. Хорошо известен в профессиональных кругах как опытнейший адвокат в области юриспруденции. Награжден орденом и многочисленными медалями Федеральной палаты адвокатов РФ, медалью Министерства юстиции РФ. Юрий Гавриилович Иванов — член Союза писателей, издал семь книг стихов и переводов. Сейчас готовится к печати его новая книга.

Вот история из адвокатской практики, рассказанная Юрием Ивановым.

Дело о бесследно пропавшем человеке было прекращено

Жили в Краснодаре трое друзей, они были молоды — по 25—27 лет. Однажды один из них пропал. Прошло трое суток, и правоохранительные органы приняли у родственников заявление об исчезновении человека. В ходе проверки по заявлению был обнаружен свидетель, утверждавший, что видел, как пропавший впоследствии молодой человек сел в машину своего друга. С тех пор никто не видел этого парня, а спустя несколько дней на берегу Кубани рыбак обнаружил обгоревший труп человека, которого сожгли, положив на автомобильные шины и облив бензином. Эти обстоятельства дали правоохранительным органам основания для возбуждения уголовного дела по статье «Убийство», а друзей, подозреваемых в убийстве пропавшего парня, взяли под стражу.

Мною было заключено соглашение о защите одного из подозреваемых. Я посетил его в следственном изоляторе, обсудил позицию защиты. Вину он, как и второй подозреваемый, не признавал.

Началось долгое расследование этого дела. Когда оно спустя почти год было окончено, мы со вторым адвокатом заявили ходатайства о прекращении уголовного преследования в отношении наших подзащитных, но нам было оказано в их удовлетворении. Уголовное дело передали в Краснодарский краевой суд для рассмотрения по существу.

Зал заседаний был полностью заполнен родственниками подсудимых и исчезнувшего парня, их друзьями. Дело шло тяжело. По сути, доказательствами вины подсудимых были показания одного свидетеля, подлинность которых подсудимые отрицали, и обгоревший труп. Через несколько дней один из родственников моего подзащитного сказал мне, что его соседка по коммунальной квартире сказала, будто вчера разговаривала с пропавшим по телефону, который просил позвать кого-либо из родственников, но тех не было дома. Конечно, я серьезно поговорил с подзащитным и его родственником, прежде чем заявлять ходатайство о допросе дополнительного свидетеля, дабы в суде он не отказался от своих слов, что факт этот действительно имел место. Оба просили меня заявить ходатайство.

Я предполагал, какой шум в зале вызовет заявление мню этого ходатайства, ведь новый свидетель, по сути, подвергает большому сомнению версию следствия о том, что наши подзащитные убили бесследно пропавшего друга. Тем не менее ходатайство было заявлено, и на следующий день в зал суда вошла пожилая женщина, которая категорически утверждала, что она разговаривала по телефону с пропавшим и перепутать его с кем-то она не могла, поскольку она знала его с детства и он сразу узнал ее по голосу, когда позвонил домой. Прокурор, поддерживавший обвинение, пытался хоть что-то выудить из слов свидетельницы в пользу обвинения, но ничего не вышло.

Когда мы допрашивали в суде родственников и друзей исчезнувшего парня, я и мой коллега детально выясняли его антропометрический данные, в особенности его рост. Все допрашиваемые утверждали, что рост его был около 190 сантиметров. В связи с тем, что было выяснено, родилось еще одно ходатайство — о допросе судебного эксперта, выезжавшего на место преступления.

Суд удовлетворил это ходатайство. Обнаруженный труп не сгорел дотла, и главный вопрос, который был задан защитой, заключался в следующем: подвергается ли труп горевшего человека при описанных в материалах уголовного дела обстоятельствах изменениям в сторону уменьшения тела в длину? Если да, то на какую величину в сантиметрах?

Эксперт подтвердил, что он тщательно осмотрел труп при выезде на место преступления, а ответ на вопрос об изменении трупа в длину был для эксперта весьма простым: «Да,— ответил он,—длина тела уменьшается ввиду термического воздействия, но ненамного — максимум на 3—5 сантиметров». Мы, защитники, в душе ликовали: обнаруженный сгоревший труп имел длину 170 сантиметров. Совершенно очевидно, что труп с берега Кубани не принадлежит пропавшему человеку. Таким образом, дело развернулось в прямо противоположную сторону, но суд не стал ждать прений сторон — он (в приватной форме) предложил прокурору заявить ходатайство о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования. Прокурор согласился на это предложение, положение было тупиковым, и заявил ходатайство, а защита ввиду сложившейся ситуации заявила ходатайство об изменении меры пресечения в отношении подсудимых в случае удовлетворения ходатайства прокурора на подписку о невыезде. Так и случилось. Подсудимых освободили из-под стражи, а дело ушло на доследование. Замечу, что к моменту начала рассмотрения уголовного дела в суде труп, естественно, был похоронен родственниками как труп их сына.

В период дополнительного расследования мать пропавшего парня вспомнила, что он несколько лет назад получил черепно-мозговую травму и у них дома остались рентгеновские снимки черепа сына, проходившего тогда лечение. Представители потерпевшего заявили ходатайство об эксгумации трупа с целью сравнения снимков с черепом погребенного. Это ходатайство следователь удовлетворил. Через несколько дней он позвонил мне и попросил зайти к нему на работу, не объяснив зачем. Когда я зашел в кабинет следователя, то по его хмурому лицу понял, что опять что-то не складывается, и я не ошибся: следователь показал мне протокол эксгумации, который больше напоминал отрывок из рассказа ужасов: извлеченный из могилы труп был без головы.

Деваться было некуда — пришлось прекращать уголовное дело ввиду недоказанности вины обвиняемых.

Прошло много лет, и я до сих пор не знаю, да и не хочу знать, кто успел до заявления ходатайства об эксгумации откопать труп и лишить его головы. Ведь дело адвоката — защита интересов клиента, а «многие знания — многие печали».

Источник: kubantoday.ru


Дело о бесследно пропавшем человеке

Новость отредактирована: 25 сентября 2020 в 10:00
Видео в процессе загрузки. Обновите позже и плеер обязательно появится!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 новостей Белореченска - каждый день на E-mail. Оформите подписку уже сейчас:

714 человек уже подписаны.