59 минут | Белореченск

Ежедневные новости Белореченска — главные события. Для связи — [email protected]

Мария-краса, бионическая нога

Новость опубликована: 28 сентября 2018

Три года назад журналистке и маме двоих детей Марии Киреевой диагностировали саркому — ей ампутировали правую ногу и отправили на химиотерапию. Однако Маша не сдалась: она научилась заново ходить, вернулась к обычной жизни с занятиями спортом и стала блогером, поддерживающим людей, которые проходят через то же, что и она когда-то. Недавно Марута, как называют ее близкие и подписчики, осуществила свою мечту: благодаря Краснодарскому отделению Фонда социального страхования она получила бионический протез.

Ходьба как чудо

Из «Инстаграма» Марии Киреевой: «Письмо Ростову-на-Дону. Ростов, никогда не думала, что буду одновременно любить и ненавидеть тебя! Это любимый город моего родного отца, здесь частично прошло мое детство… В Ростове разбились наши мечты: ради сына бросили всё и уехали, но мечты об олимпийском золоте по гимнастике не сбылись — он не стал чемпионом. Потом тяжелое возвращение в Краснодар… Эх, Ростов, ты забрал мою ножку, но оставил жизнь! Здесь я встретила поистине профессионалов, талантливых врачей, именно они вытащили меня с того света. Ростов — место, где спасли мне жизнь дважды… В течение трех лет я езжу на компьютерную томографию каждые три месяца, чтоб убедиться в своей ремиссии. Это изматывает морально. Восемнадцатого мая был рецидив — солитарный метастаз в легкое. Тридцатого мая — полостная операция — удаление нижней доли левого легкого… Скоро контроль… Живу, дышу».

…Несколько лет назад у Маши Киреевой появились тянущие боли в ноге и шишки: грешили на последствия старой спортивной травмы. Прежде чем был поставлен диагноз — саркома Юинга, прошел год. Врачи рекомендовали ампутацию ноги и химиотерапию: в сентябре 2015 года Маша потеряла ногу. Оправившись после операции и во время долгих тренировок начиная осваивать первый протез, Маша вставала в три утра и садилась за руль, чтобы к девяти успеть на госпитализацию для семи- — девятичасовых сеансов капельниц химиотерапии в Ростовском научно-исследовательском онкологическом институте.

Из «Инстаграма» Марии Киреевой: «В сентябре ровно три года назад я заново научилась ходить. Привыкла ли я? Нет. Грусть накатывает по утрам, когда понимаю, что невозможно просто встать, опустить ноги и пойти умыться, что надо обязательно надевать дополнительную конструкцию, и порой это изматывает… Но стоит только надеть протез — всё забывается, мозг переключается. Когда мне впервые дали ногу, примерив ее, я в ужасе сказала тогда, что я никогда не смогу ходить на ней, она меня не слушалась, была неповоротливая, тяжелая, всё время соскакивала. Я еще вдобавок была на химиотерапии, и это добавляло эмоций в мою ставшую интересную вдруг жизнь…

Ходьба — удивительное чудо. Я часто останавливаюсь и любуюсь, как идут люди: на эти циклические божественные движения можно смотреть вечно. Смотрю, учусь, повторяю, стараюсь свой рисунок ходьбы подогнать к идеалу. Моя красивая нога — часть меня. Я за ней скучаю, когда плаваю или сплю, разговариваю с ней. Когда ее рядом нет, тревожусь. Головой понимаю, что… нахождение в этом физическом теле — дело времени, что есть нога или ее нет — в целом неважно, но до конца не могу смириться».

Заново учиться шагать

Из «Инстаграма» Марии Киреевой: «Меня спрашивают: как вы ходите, не скрывая протез, откуда такая дерзость? Научите. Очень многие тоже хотят надеть шорты, юбки летом, пойти в бассейн, в тренажерный зал. Но их что-то останавливает. Они боятся осуждения, взглядов, криков вслед… Но ведь, чтобы общество стало лучше и спокойнее относиться к таким, как я, перестало смотреть как на диковинную зверушку, все инвалиды должны прекратить отсиживаться дома и прятаться за широкими штанами и длинными юбками. Особенным людям надо выходить в люди.

В Европе бабушки заказывают себе розовые протезы со стразами, а молодые ходят свободно на костылях, когда растерли культи, выкладывают подобные фото в соцсети, и никто не смотрит в их сторону косо и уж тем более не тычет пальцем. Это как само собой разумеющееся явление: инвалид. Ну, на костылях человек пошел, нет ноги, ну и что? А у некоторых нет мозгов или сострадания — и ничего же, никто им слова не говорит… Не знаю, сколько должно пройти лет, чтоб у нас такое же стало отношение к «нестандартным» людям. Сколько поколений должно смениться?»

Первые шаги на протезе Маша Киреева сделала через три месяца после ампутации. Ходила по восемь часов в день, растирая и набивая мозоли, делала сложные упражнения на балансировку тела без костылей: открывала немецкий сайт — и вперед. Пошла в спортивный зал: сначала занималась каждый день, теперь, когда пришла в форму, хватает одного занятия в три дня. Сначала Марута идеально научилась ходить на паркете, а когда вышла на улицу, то поняла, что ничего не умеет: каждая ямка, каждая кочка — потеря баланса и падение… Ей нельзя худеть и толстеть, потому что протез держится с помощью мышц культи. И даже сейчас, если Маша долго просидит в кафе или за рулем, ее первые шаги будут неуклюжими: навык передвижения на протезе не врожденный — он всё время стирается из мышечной памяти, и его надо «перезаписывать».

Из «Инстаграма» Марии Киреевой: «Недавно была в ГИБДД и решила воспользоваться инвалидностью. Обычно стесняюсь, хотя вторая группа как ни крути. На стене написано: инвалиды первой и второй групп могут вызвать дежурного сотрудника — и он вас проведет без очереди. После третьей попытки поняла, что ко мне никто не подходит. Проходящий мимо полицейский сказал: мол, а вы зайдите в любое окошко. Подошла, присела: «Здравствуйте, я — инвалид, поможете без очереди?» Парень через стекло отвечает: мол, идите в третье окно — там вам всё сделают. Иду, здороваюсь, робко прошу пройти вне очереди как инвалиду. «А кто инвалид?» — громко крикнул сотрудник ГИБДД. «Я инвалид второй группы»,— еще громче сказала я, доставая розовую справку… «Вы обиделись? Простите, но ко мне подошла молодая и красивая девушка и говорит, что она инвалид. В общем, я опешил».

Даже бионик сам не ходит

Из «Инстаграма» Марии Киреевой: «Вот она, моя бионическая нога Genium! Спустя девять месяцев это свершилось. Вдобавок нога отчасти от Версаче: долго искала ткань для гильзы — и в итоге я на стиле. На фото справа от меня Николай Дедов из Москвы, из российского представительства немецкой фирмы Оtto Вock: он приехал, чтобы специально настроить мою ногу. Слева — Виталий Помокаев, инженер-протезист, и Эдуард Свидин — директор МПРЦ „Ортопром”. Мечты сбываются!»

Два своих первых протеза — лечебно-тренировочный российского производства и немецкий Оtto Bock Мария бесплатно получила по индивидуальной программе реабилитации инвалидов от Краснодарского отделения Фонда социального страхования РФ. Ими она овладела в совершенстве. Чтобы претендовать на электронный бионический протез Genuim, разработанный в США для военных, чтобы они могли продолжать службу, ей пришлось пройти его «тест-драйв», несколько медико-социальных экспертиз в Краснодаре и Москве.

Маша говорит, что многие инвалиды получают бионики и ставят в угол, тем самым отбирая их у тех, кому они действительно нужны. Так происходит только потому, что они думали, что дорогой протез сам пойдет за них, что они смогут вести образ жизни обычного человека. Маша обычным протезом, который весит три килограмма, владеет в совершенстве, а потому в первый раз проходила на бионике пять часов. Нетренированный же человек без конечности после инвалидной коляски, получив бионик весом шесть—семь килограммов, конечно, не сможет им пользоваться.

Из «Инстаграма» Марии Киреевой: «Много вопросов поступает, мол, Марута, ну как вам бионик, расскажите… Расстрою немного. Ни один протез не заменит человеку ногу, особенно если отсутствует колено. Это всего лишь подобие: колено совершенно, ему нет железных аналогов, это цепочка уникальных сплетений мышц, суставов, хрящей, связок, кровеносных сосудов и нервов. Наука пока сильно проигрывает природе. Ни один механизм не способен с ним соперничать… Безусловно, мне на бионике стало легче, спокойнее, я не смотрю, куда ступаю, я стала ходить даже по бездорожью, без падений, как было раньше, ночью без фонаря, по ямам и буеракам, даже покорила пару мелких горных вершин, скорость шага увеличилась в разы. Но бег, лыжи и весь экстрим невозможны чисто технически… Так что чудес не бывает, и пока нет протеза, который бы дал мне всю свободу движений и весил при этом не тонну… А так хочется легко перепрыгнуть через барьер или залезть на дерево, спрыгнуть или запрыгнуть куда-нибудь. Но я не отчаиваюсь и жду».

Досье «Кубани сегодня»

Мария Киреева окончила Кубанскую государственную академию физической культуры: она мастер спорта по прыжкам на батуте, серебряный призер Первенства России в синхронных прыжках. Работала репортером, журналистов в краевых газетах. Сейчас Маша — блогер: у ее «Инстаграма» (https://www.instagram.com/maruta_kireeva/) больше тридцати тысяч подписчиков.

Анастасия КУРОПАТЧЕНКО

Фото: «Инстаграм» Марии КИРЕЕВОЙ

Источник: kubantoday.ru


Мария-краса, бионическая нога

Новость отредактирована: 28 сентября 2018 в 10:00
Видео в процессе загрузки. Обновите позже и плеер обязательно появится!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 новостей Белореченска - каждый день на E-mail. Оформите подписку уже сейчас:

714 человек уже подписаны.